Первые слова Лао-цзы

Первые слова Лао-цзы

 Древние тексты многозначны и часто имеют несколько уровней понимания. Можете попробовать сами почувствовать, что сказал Лао-цзы прежде всего.  

 Представим себе поздний вечер. Маленькая гостиничка на западной окраине царства Чжоу 25 веков назад. Слуга приносит зажженную лампаду. Старец достает письменные принадлежности и начинает растирать тушь. 

Это была великая эпоха в истории человечества, 25 веков назад. На востоке царства Чжоу, в Шаньдуне, жил Кун-цзы или Кунфу-цзы, которого европейцы через много веков назовут Конфуцием. Далеко от него на западе творили Сократ и Платон. На юге Евразии получил просветление принц Гаутама, став буддой. Там же проживал Махавира, основатель джайнизма. В центре континента жил Заратустр, составивший основную часть Авесты, священной книги зороастрийцев. Это великие потрясатели сознания и души у мыслящих людей и создатели учений, которые в большинстве своем активно живут до наших дней. Тогда же Геродот описал историю Средиземноморской цивилизации. В Индии появилась Наука о жизни (Аюр-веда), а в Китае – Трактат Желтого императора о внутреннем. Эти два величайших медицинских трактата представляют собой глубочайшее исследование с выходом на практику, по глубине проработки темы, можно сказать, не сопоставимые с современными исследованиями, потому что смотрели на человека шире, чем просто анатомически и физиологически. 

И здесь нельзя не видеть прямого влияния высших сил. Где тогда находилась Земля в космосе? Откуда такое массированное влияние? В древних писаниях, мифах и легендах это сказано, только кто обращает внимание на мифы? Тогда шла прямая передача знаний тем, кто мог воспринять и передать другим. Сократ называл своего космического информатора Демоний, Кун-цзы говорит о Чжоу-гуне.  

Только через 500 лет в Передней Азии казнят какого-то проповедника, говорившего непонятные вещи, ссылаясь на своего небесного отца, а еще через 300 лет бывшая римская любовница, а ныне жена Константина, императора Византии, заинтересовалась сторонниками этого распятого, труп которого вдруг исчез после казни, и предприняла героические усилия, чтобы собрать о нем все сведения и вообще всё, что можно, по существу, создав религию – христианство.  

Еще через 400 лет «контактер» Мохаммед, выйдя на контакт путем 40-суточного голодания, получил и передал новое учение для своего места и времени, мы называет его мусульманством. Больше на Земле космических учений, охвативших много людей и пространств, не было. В наши дни множество людей в России и в мире научились получать космическую информацию того или иного качества, но то ли «приёмники» некачественные, то ли «передатчики» не на том уровне, но такого мощного воздействия, как 25 веков  назад, не происходит.

Кто обучал Лао-цзы, неизвестно. О нем вообще крайне мало информации. Кроме единственного удивительного произведения – Трактата о Пути и Добродетели (Дао дэ цзин) – практически ничего до нас не дошло.

И вот он сидит в корчме, добавляет к растертой туши водички, размешивает кисточкой и думает: что же написать в ответ на настойчивые просьбы начальника заставы изложить свое понимание мира, о чем они беседовали с ним допоздна. На чем же Старец собирался писать? Приготовил стопку бумаги? Нет, бумаги тогда еще не было. Писали на шелке да на бамбуковых дощечках. И чая ему не подали – до привычки к чаепитию надо подождать еще тысячу лет.

С чего начать? – думает Старец (по-китайски Лàо-цзы). – Надо начать с главного, – решает он и пишет:  

ДАО КЭ ДАО ФЭЙ ЧАН ДАО.  

Что же означают эти первые слова? По отдельности все слова понятны: даопуть, кэвозможность, фэй – отрицание не или нет, чан постоянство, постоянный, обычный. Но как связать эти слова в одну фразу, да чтобы в ней трижды повторялось слово дао? Прямой перевод: путь-возможен-путь-не-постоянный-путькак-то не смотрится, не виден глубинный смысл, да еще эта цезура посредине – все же читают, как стихи: 

ДАО КЭ ДАО 

ФЭЙ ЧАН ДАО. 

Не думайте, что китайцам легче. В переводе на современный язык, понятный всем китайцам и китаистам, у них те же трудности. Приходится (китайцам и китаистам) идти на ухищрения. Большинство вспоминают, что иероглиф дао имеет еще значение говорить, хоть и редко в таком значении используется. Тогда по-русски пишут: путь, о котором можно говорить, не есть постоянный путь. Какой-то смысл уже есть, но есть и сомнения. Во-первых, в китайском языке определение ставится перед определяемым словом, так что путь, о котором можно говорить, писалось бы кэ дао-чжи дао. Здесь чжи – частица, соединяющая определение с определяемым словом. А во-вторых, не понятно, зачем Лао-цзы разные слова – путь и говорить – изображает одним и тем же иероглифом дао? Малограмотные китайцы так поступают, но Лао-цзы! 

Один не-китаист наплевал на цезуру, и стал переводить по два слова и получил: путь, возможен, пути нет, (в этом) постоянство пути. Я бы сказал: здорово! Есть смысл. Вспомогательное в этом не вредит. В изложении (а не в буквальном переводе) это звучало бы примерно так: в пути постоянно встречаются то проходимые, то непроходимые места. Однако в этом ли глубокий философский смысл? Почему эта фраза – ключевая? Ведь дальше эта тема подробно не рассматривается.

Попробуйте сами справиться с этой загадкой, а потом посмотрите и наш вариант.

Русский язык богат и податлив. В нем можно переставлять и вычурно изменять слова. Поэтому близкий к буквальному перевод, по нашему мнению, мог бы выглядеть так:

 

 Путями можно идти, (но) нет постоянного пути.

В русском нет глагола от слова путь, поэтому второе дао заменяется на близкое по смыслу слово идти. Или следовать. 

В развернутом виде фраза звучала бы так: 

 

Есть пути, можно следовать (этими) путями, но нет постоянного (и единого) пути.

Вот великий философский смысл для всех времен! И ныне люди цепляются за свои религии и учения, включая коммунистическое, но ведь что-то постоянное в этом мире невозможно! Заметим, что слово путь в этой фразе встречается трижды.

Китаисты придерутся: как это может быть подлежащее в творительном падеже – путями? И почему множественное число? 

Число и в современном китайском языке, если не оговорено, всегда множественное. Если написать иероглифы самолет и летать, то надо переводить самолеты летают, когда по контексту не видно, что это один самолет летит. А в философском тексте речь идет о категории вещей (или явлений): пути вообще.

Теперь обратимся к образу мышления древнего китайца. Он выделяет тему и как бы ставит двоеточие: Пути: можно следовать путями … .  По-русски можно и так сказать: что касается путей, то …. Так что падеж может быть и именительный. Есть золотое правило перевода: изменяй и переставляй слова как хочешь, только не добавляй и не убавляй ни одного значащего слова. Предлогами и союзами можно пользоваться произвольно.

Девочка полутора лет говорит: 

 — Мама, дядя, боюсь!

Смысл понятен: мама, я боюсь этого дяди. Построение фразы аналогично древнекитайскому или современному японскому: сначала обращение, затем слово-тема и, наконец, глагол. Так и у Лао-цзы. Обращения нет, сразу идет слово-тема: пути. По нашей орфографии мы поставили бы затем двоеточие. Или сказали бы О путях и поставили бы точку. И что же говорит Лао-цзы о путях? Что они возможны и необычны. То есть существует два варианта: во-первых, возможные и, во-вторых, необычные пути. Даосы толкуют это так: есть пути, возможные для всех, и есть паранормальные пути, доступные только после длительных тренировок, если это не было дано человеку "от прежнего неба", то есть от рождения. 

Что же сказал Лао-цзы прежде всего? Буквально следующее: 

 

Пути: возможные пути, необычные пути.

На современном, не таком лаконичном языке это можно выразить так:

О путях (человека, общества, вселенной): есть пути, возможные для всех, а есть необычные пути. 

Эта фраза включает и некоторый комментарий. Она, опять, же, трижды повторяет слово дао.    

 

Теперь нам нетрудно разобраться со второй фразой Лао-цзы. Слово мин означает имя, наименование.

 

МИН КЭ МИН ФЭЙ ЧАН МИН.

Имена: можно именовать, (но) нет постоянных имен. Когда смысл понятен, можно редактировать, создавая более благозвучный вариант. Смысл ясен: наименований много, но нет постоянного. Ребенка мы называем Леночка, подростка Лена, потом Елена и Елена Ивановна. Нет имен постоянных. 

Возможны и другие варианты перевода, кроме предложенных, но не потому, что  предложенные варианты содержат ошибки, а потому, что древние тексты многозначны и часто имеют несколько уровней понимания. Можете попробовать сами почувствовать, что сказал Лао-цзы прежде всего. 

…Закончив писать, Старец задумался. Правильней  сказать, впал в полузабытье – ушел в медитацию. Он увидел, что его небольшая книжица потрясет многих в царстве Чжоу, а позже заинтересует культурных и духовных людей всего человечества и станет одним из инструментов расширения сознания, говорящим о множественности путей. И что возникнет учение, которое назовут Учением о путях – даосизмом, дао цзяо. И немного опечалит его, что и через 25 веков не поймут люди, что путей много, а будут всё еще цепляться за свою тропинку, осуждая тех, кто идет по соседней.

Май Богачихан / Бо Май

0
1645

1 комментарий

00:50
Ну, сидел старичок. Ну, думал. Чего-то там писал... Дальше-то что? Куда эти "пути" привели его последователей? Cказочники... [b]"Выражения: «много путей ведут…», «разные пути…», «у каждого свой путь» – есть идиотизмы. Дорог, троп, может быть много, в том числе и «в никуда», и в «туалет типа сортир»… Путь – только один."[/b] Во славу РОДа!
Рекомендуем почитать
Ключевым элементом, как бы замыкающим всю структуру заговора, является закрепка (закреп)
+1
0
Слово не воробей – вылетит, не поймаешь. То же самое можно сказать и о мысли
+1
0
Его история начиналась, как и сотни других историй Представителей Фиолетового Пламени
+1
0
Наконец, рассмотрим седьмую школу, которая в Индии называется мантра-йогой
+1
0