Подлинная магия: практика и мораль

Подлинная магия: практика и мораль

Одно только слово «магия» способно вызвать целый букет разнообразных противоречивых чувств. Для одних это — ощущение сказки, волшебник в островерхом колпаке, аромат детства. Для других — церемониал, магический меч, курения, взывания к планетным духам, возможность познать тайны Природы или обрести силу и власть. Для третьих — греховное, богомерзкое занятие, ведущее прямиком в лапы Сатаны. Для четвёртых — тайна, жуткая сама по себе, отзвук нечеловеческого мира, калечащий психику. Для кого-то — не более, чем пережиток первобытного сознания, верить в который для современного человека просто смешно. Кто-то вспомнит кастанедовскую практику по перемещению «точки сборки», сталкинг, стремление к полной свободе. А для кого-то до сих пор это общение с богами племени или духами-покровителями, — по сути, обыденное дело для того, кто с детства привык жить в двух мирах. Магия многолика; но за всеми этими масками скрывается нечто вполне определённое и конкретное, система реальных процессов и взаимодействий, определённым образом вписывающаяся в структуру Мироздания. Что же она такое на самом деле?

     Настоящая статья не предназначена для того, чтобы доказывать скептикам возможность магии. Здесь такая возможность рассматривается как данность, спор о реальности которой может быть предметом отдельного разговора. Сейчас я хочу рассмотреть два вопроса, касающихся магии: почему она возможна и насколько морально её применение.

     Мироздание есть система трёх миров: мира материи, доступного восприятию посредством обычных органов чувств, мира энергии, без которой материя не могла бы существовать, и мира Духа, без воздействия которого не могли бы существовать, пребывать в организованном состоянии и эволюционировать два остальных мира. Дух — наиболее совершенная из субстанций Мироздания. Помимо того, что энергия и материя на деле являются более грубыми состояниями субстанции Духа, Дух ещё выполняет функцию проводника воздействия сил, в подлинном Учении Гермеса именующихся Великими Началами. Великие Начала есть основные принципы Бытия, общие для нашей Вселенной и для той, если так можно выразиться, Мегавселенной, для которой наша Вселенная — всего лишь структурная единица, подобно клетке в живом теле. Это значит, что всё существующее существует по единым принципам, — как в микромире, на том уровне, для которого атом — Вселенная, так и в макромире, на том уровне, для которого Вселенная — атом. Этих принципов — Великих Начал — четыре: Жизненное Начало, Прогрессивное Начало, Благое Начало и Разумное Начало. Первое позволяет всему существующему существовать, организуя существующие субстанции и не давая совершиться их распаду. Второе представляет собой стимул к движению, развитию, совершенствованию, без которого существование всего не имело бы смысла, а состояние покоя привело бы к началу распада на уровне субстанций. Третье задаёт развитию необходимую направленность, — ведь развитие может иметь и деструктивную сторону, подобно тому, как прогрессирует болезнь. Иначе говоря, Благое Начало есть та сила, благодаря которой благо в любых своих формах всё-таки побеждает, не позволяя Мирозданию «заболеть» смертельной для него болезнью саморазрушения. Четвёртое Начало, Разумное, «отвечает» за функционирование разума, без которого эволюция Мироздания в принципе невозможна. Подробное рассмотрение взаимодействия Великих Начал между собой выходит за рамки темы этой статьи; хочу только подчеркнуть, что всё, что бы ни происходило во Вселенной и за её пределами, в конечном счёте может происходить только благодаря Великим Началам, которые для Мироздания есть то же, что для человека сама жизнь, рассудок и нервная система вместе взятые, и даже больше.

     Мир энергии, в оккультизме фигурирующий как «астральный мир», и который я далее буду называть вторым миром, есть тот уровень Мироздания, на котором принципы Великих Начал получают воплощение в конкретных законах, на физическом плане проявляющихся как законы Природы. Это всё, что происходит в нашем мире, — от восхода солнца до эмоций человека. Энергия для материи приблизительно то же, что пища и кровь для человека; другими словами, она питает её, тем самым позволяя существовать каждому физическому объекту и явлению. Функционирование законов Природы на энергетическом уровне контролируют элементалы (боги), являющиеся как бы телами и умами этих законов. Эти существа организованы по принципу естественной иерархии: те из них, которые олицетворяют законы более важные, имеют вследствие этого большую мощь, нежели чем те, которые олицетворяют законы второстепенные. Более сложные элементалы состоят из более простых и менее значимых. Для примера: элементал человечества состоит из элементалов отдельных людей, те, в свою очередь, — из элементалов отдельных органов тела, те — из элементалов отдельных клеток, и так далее. Каждый элементал разумен в тех пределах, в каких это необходимо для неуклонного исполнения им своей функции. Разум элементала, являющегося системой, объединяющей более мелких элементалов, на порядок сложнее, чем их разумы, но при этом ограничен теми же рамками. Воздействие крупнейших, важнейших элементалов-богов охватывает собой всю Вселенную; воздействие менее значимых элементалов локально; так, элементал человечества может действовать только в ареале обитания людей, и действия его касаются только их интересов.

     Кроме элементалов, второй мир населён огромным количеством разновидностей энергетических существ, — и естественного происхождения (т.е. являющихся продуктами природных процессов), и искусственного (т.е. являющихся продуктами воздействия на Природу и друг на друга разумных существ). Во втором мире пребывают и энергетические сущности самих разумных существ, — людей и прочих. Именно эта энергетическая часть нашего существа и является основной: она содержит в себе чувства и разум, способность осознавать и волю, — словом, нашу личность. Когда тело умирает, эта наша сущность продолжает существовать во втором мире, думая, чувствуя и действуя, — до тех пор, пока для неё не приходит время вновь облечься в плоть и родиться в мире материи (третьем мире). Второй мир — это мир энергетических существ и энергетических потоков, связующих и питающих всё, что существует во Вселенной, мир трансформаций и воздействий, мир со своими законами, ландшафтами и обитателями, незримая для обычного глаза сторона реальности, с которой физический мир связан узами взаимного воздействия.

     Всё, что происходит во втором мире, тем или иным образом отражается на мире физическом, и наоборот. Причинно-следственные связи двух миров образуют сложнейшие переплетения и «узоры», где для сдвига в какой-либо структуре — физической или энергетической — достаточно бывает малейшего импульса, родившегося в совершенно другой структуре другого мира. На физический мир оказывают воздействие силы, олицетворяющие во втором мире природные законы; без этого воздействия третий мир вообще не мог бы существовать, — ведь законы Природы являются его организующим «костяком». Вообще всё, что существует во втором мире, влияет на зримый мир. Всё, что существует в зримом мире, влияет на второй мир; особенно значительно влияние на него воли разумных существ. Воля вообще есть атрибут только существ, обладающих активным разумом, — таких, как люди. Её мощь настолько велика, что даже незначительное её движение способно произвести определённое воздействие на субстанцию второго мира. Так, иногда бывает достаточно неосознанного желания, одной мысли о чём-либо для того, чтобы пошёл энергетический импульс, меняющий что-то во втором мире, а значит, по закону взаимодействия, — и в физическом мире. Конечно, повлиять на основные законы Природы практически невозможно; но весьма многое во втором мире подвержено волевому влиянию в такой огромной степени, что это даже сложно представить.

     По сути своей магия есть ни что иное, как искусство оказывать волевое воздействие на субстанцию второго мира (т.е. на энергию) с тем, чтобы посредством этого добиваться изменений в мире физическом. Энергия очень пластична и легко поддаётся воздействию, — в гораздо большей степени, чем материя. Но на самом деле вопрос не в том, чтобы контролировать энергию, а в том, чтобы контролировать себя. Хотя энергия и пластична, необходимо уметь направлять её изменения в нужную сторону. Я сравню это с работой скальпелем: им можно тупо и слепо искромсать тело, а можно произвести тончайшую и сложнейшую операцию.

     Таким образом, искусство магии имеет две стороны: во-первых, необходимо хорошо знать второй мир, — законы его жизни, особенности его обитателей, свойства самой энергии как субстанции, тонкости взаимного влияния двух миров, — во-вторых, необходимо культивировать в себе жёсткую самодисциплину и ясность ума, чтобы уметь точно формулировать свои намерения и полностью контролировать свою волю, а значит — её поразительную мощь.

     Ясно, что для познания второго мира необходим прежде всего надёжный источник информации. Представлений о втором мире бытует множество: у каждой мировоззренческой системы — своё, плюс огромный ассортимент суеверий и домыслов, циркулирующих в народе, плюс концепции целой армии самозваных мистиков и «ясновидящих», ошибающихся или просто нагло пользующихся тем, что их трудно поймать за руку и что люди, действительно сведущие в подобных вопросах, как правило, могут в лучшем случае только противопоставить их слову своё слово. Для тех, кто действительно обладает способностью воспринимать второй мир, сложностью является то обстоятельство, что на самом деле совсем непросто различить, соответствует ли истине то, что они видят, слышат или ощущают. Второй мир богат иллюзиями, — пустыми образами без подлинного содержания. Каждая мало-мальски сформированная мысль заставляет его пластичную субстанцию принимать образ предмета этой мысли. Так, если человек думает о каком-то предмете, то энергия принимает облик этого предмета, — но это не сам предмет. Если кто-то воображает некое событие или действие или мечтает о нём, то оно «проигрывается» во втором мире в соответствующих иллюзорных образах. Масштабность и устойчивость иллюзий зависит от живости воображения и веры людей. Так, вымышленный мир, созданный писателем, существует во втором мире; и чем тщательнее он был разработан, чем большее число людей живо представляет себе его, как бы переживает его жизнь, тем он ярче и прочнее. Такой мир даже можно увидеть и принять за подлинную «параллельную реальность». В нём можно побывать, очутившись в мире энергии между двумя жизнями. То же относится к религиям. Каждая из них создаёт свой мир, ещё более прочный и живой, чем творческие миры. Боги, которых создают сами люди, питаются искренней верой своих почитателей, приобретая те свойства и черты характера, которыми эти почитатели их наделяют. Каждый из таких богов обитает как бы в собственной вселенной, занимающей некоторую область второго мира. Поклонение даёт им колоссальную энергию, — такую, что они даже бывают способны в определённой степени воздействовать на физический мир — прямо, или, что случается гораздо чаще, руками своих почитателей. Все эти иллюзии — от грёз отдельного человека до тщательно разработанных мифологий — могут быть по ошибке приняты за подлинное «лицо» второго мира, что нередко и происходит. Каждый «ясновидящий» принимает то, что видит он, и только он, за непреложную истину, в то время как это может быть иллюзия, — чужая или его собственная. Впрочем, есть и другая крайность, — когда некоторые «ясновидящие» верят также и во всё, что увидели другие. Они даже могут потом и сами увидеть то же, и полагать, что это что-то подтверждает, не допуская и мысли, что они видят просто чужую иллюзию, которая уже превращается в их собственную. В таком видении второй мир превращается в хаотическое нагромождение образов и понятий, проще говоря — в бессмысленную мешанину из противоречивых элементов. Получить истинную информацию о втором мире — это действительно очень важная и крайне сложная задача. А то, что эта информация должна быть очень подробной, ещё больше осложняет дело.

     Что до ясности ума и контроля воли, то без чёткого осознания того, что такое второй мир, без ясного понимания, что именно необходимо сделать, зачем и каким образом, без умения сконцентрироваться и удержать свой эмоциональный фон чистым от не относящихся к делу эмоций, без умения послать волевой импульс невозможно достичь в магии многого. Чего достигнет человек, не знающий того, с чем он имеет дело, не представляющий ясно, чего он хочет, не умеющий владеть собой? Если у него просто ничего не получится, он может считать, что ему повезло. Магия — опаснейшее дело, она не прощает ошибок. Проникновение во второй мир действительно может быть чревато нарушениями психики и даже гибелью.

     Возникает вопрос: как же действует пресловутая ритуальная магия, если допустить, что её адепты не имеют подлинных знаний о втором мире? Начнём с того, что действует она далеко не всегда, а крайне редко. Из тех случаев, когда она всё же действует, подавляющее большинство магических операций даёт не тот эффект, который предполагается, в результате чего часто страдают сами операторы. И лишь в редчайших случаях отдельным особо одарённым в этой области людям удаётся достичь с помощью магии чего-то более-менее конкретного. Объясняется это просто. Человек, имеющий врождённые способности к манипулированию энергией, может сделать многое на подсознательном уровне, не подозревая, что магические аксессуары ему на самом деле не нужны. Для тех же, кто не столь богато одарён, ритуал и магические принадлежности играют роль привязки к традиции и инструмента концентрации воли. Как это ни странно звучит, но длительная магическая традиция тоже порождает во втором мире свою иллюзию, и весьма действенную. Если поколения адептов такой традиции свято верили в то, что при произнесении определённых слов в определённом порядке, или при движении магического меча, или при возлиянии крови должен наступить определённый эффект, то что-то подобное может действительно начать происходить. Я говорю «что-то подобное» потому, что многие операции выполнить просто невозможно. Например, невозможно вызвать планетного духа, тем более — подчинить себе сильного элементала. Существо, которое, может быть, и явится в результате магических манипуляций, в любом случае не будет тем, кого вызывали: оно будет либо его иллюзией, либо каким-то другим существом, притянутым оператором либо явившимся самозвано со своими целями. А вот, скажем, вызвать дождь или повлиять на чужую жизнь, или даже убить человека на расстоянии с помощью ритуальной магии возможно. Концентрация на ритуале помогает направить волевой импульс. Такие методы по меркам подлинной магии очень грубы, — это приблизительно то же самое, что переть напролом через заросли, рискуя выколоть себе глаза, когда рядом есть торная дорога, — но иногда дают некоторый эффект. Однако он всё равно неизмеримо меньше того, чего может достичь подлинная волевая магия. Даже ритуалы жрецов какого-либо культа, использующие огромную мощь их пусть даже иллюзорного божества, могут гораздо больше, чем ритуальная магия. И даже простой колдун или шаман какого-нибудь африканского племени зачастую может больше, — за счёт того, что он объективнее воспринимает природные силы и контактирует с ними на более естественном уровне. Резюмируя тему ритуальной магии, можно сказать, что ритуал иногда помогает добиться минимального эффекта, но при этом не позволяет достичь гораздо большего, да ещё и подвергает оператора серьёзной опасности. Конечно, опасность представляет и подлинная магия, — но не на уровне профана, тогда как в ритуальной магии ритуал опасен сам по себе, ибо иногда срабатывает и в неумелых руках. В подлинной магии легкомысленный, неумелый или неуравновешенный человек просто ничего не сможет. Тот же, кто в состоянии полностью проконтролировать себя и ситуацию и до тонкостей разбирается в «механике» энергетических действий, рискует гораздо меньше. Впрочем, и для него существует серьёзная и неизбежная опасность иного рода, — но об этом будет специально сказано несколько далее.

     Итак, подлинной магии не нужны никакие ритуалы и магические принадлежности, не нужны никакие словесные формулы и особые «магические» места. Она действует где угодно (хотя в местах, священных для какой-либо религии, её действие может быть несколько затруднено вследствие сопротивления сильного эгрегора), даже в полном безмолвии и при полной неподвижности оператора. Конечно, желательна спокойная обстановка, позволяющая сконцентрироваться; но в принципе можно обойтись и без неё. Это зависит от умения. Возможности же её чрезвычайно широки: они на несколько порядков превышают возможности ритуальной и даже жреческой магии. Причина этого в том, что, во-первых, идёт прямое взаимодействие «человек — цель», без посредников в виде ритуала или эгрегора, а во-вторых, точное знание того, как происходит сам процесс влияния на субстанцию второго мира, помогает и правильно сформировать волевой импульс, и выбрать для него наилучший путь, и задействовать во втором мире те силы и условия, которые могут помочь. Есть и некоторые специфические детали, о которых я не буду здесь говорить. Но основа магии — знания и воля. Воля человека как разумного существа имеет колоссальную мощь; мало кто, употребляя выражение «сила воли», осознаёт, что на самом деле скрывается за этими словами.

     Однако не следует думать, что всё так просто, что достаточно пожелать чего-то, совершить волевое усилие, — и можно наслаждаться результатом. Даже при наличии необходимых знаний недостаточно просто сделать волевое усилие. Воля должна находиться на том уровне развития, когда она, а не желания, управляет поступками человека. Она не должна иметь изъянов. Например, если воли не хватает на то, чтобы преодолеть какое-то желание, привычку или страх, то разве её хватит на то, чтобы добиться серьёзных результатов в работе с субстанциями двух миров, в моделировании причинно-следственных связей? Для человека, желающего что-то мочь, не должно быть понятия «не устоял». Если его воля не может устоять перед искушением или страхом, то она тем более не сможет ни на что повлиять. Парадоксально, но неосознанное желание даже слабовольного человека порождает более действенный волевой импульс, чем осознанное желание, не подкреплённое силой воли той степени, о которой я говорю. Однако неосознанное желание ещё не есть магическое делание. Собственно магия, имеющая неизмеримо большую мощь, нежели чем простое желание, невозможна без осознанного упражнения воли.

     Повторю, что суть и основа магии — работа над собой. Главная задача потенциального мага — изменить себя, сделать из себя мага внутренне. Знания, без которых тоже ничего невозможно сделать, всё же второстепенны, — в том смысле, что даже досконально разбирающийся в устройстве Мироздания человек ничего не сможет, если его воля не находится на необходимом уровне развития. Исключения бывают, — но они крайне редки. Они связаны с врождёнными способностями, имеющими своими истоками прошлую жизнь или период между прошлой жизнью и нынешней. Таких людей единицы.

     Сколь бы ни были широки возможности подлинной магии, они всё же имеют предел. Что же их ограничивает, что является уздой для могучей воли человека? Таким ограничителем являются законы Бытия. Существуют рамки, которые невозможно переступить. Можно повлиять на судьбу человека и даже целых народов, можно (в локальных масштабах) оказать влияние на природные процессы, можно подчинить себе некоторых обитателей второго мира, можно создать себе во втором мире целую армию слуг, и ещё многое возможно, — но нельзя, например, подстроить под свои цели ход эволюции Вселенной, нельзя подчинить себе мощного элементала (например, Бога Силы), нельзя подчинить себе волю разумного существа, если оно того не хочет, нельзя иллюзию, заблуждение или ложь обратить в реальность, нельзя изменить Истину, нельзя избежать естественного возмездия за вершение зла, и многое другое. У существования Мироздания есть цель, у его эволюции есть направление. Это направление определяется влиянием Великих Начал; всё, что не согласуется с их принципами, является невозможным даже для подлинной магии. Например, важнейшие элементалы-боги отвечают за основные законы жизни и эволюции Вселенной; повлиять на них значило бы изменить условия жизни и эволюции в масштабах всего Мироздания, — поэтому такое влияние невозможно. Это противоречит принципам Великих Начал. Точно так же свободная воля играет огромную роль в моральном развитии каждого разумного (осознающего) существа, тогда как моральный прогресс разумных существ является одним из основных двигателей эволюции всего Мироздания, — поэтому невозможно подчинить себе волю, скажем, другого человека. Кратко говоря, возможности магии ограничены масштабами действия и принципом естественности. Однако надо различать ограничения практические и ограничения моральные.

     Моральные рамки гораздо уже практических. И здесь отнюдь не идёт речь о том, вершить ли с помощью магии добро или зло. Всё гораздо проще и гораздо сложнее. По сути, моральные рамки вообще отвергают какое бы то ни было использование магии (даже подлинной; о прочих видах и речи не идёт). Моральная проблема заключается в том, что всё в Природе должно происходить естественным образом. Воля же предназначена для духовного совершенствования разумного существа, а не для того, чтобы быть инструментом воздействия на естественный ход природных процессов и событий. И здесь злом является уже само использование столь мощной силы не по назначению. В Природе всё имеет своё определённое место и свою определённую функцию, — в том числе и воля разумного существа. Если что-то используется не по назначению, то это значит, что естественная ниша этого чего-то оказывается пустой, вследствие чего нарушаются естественные причинно-следственные связи, а где-то появилось нечто лишнее, непредусмотренное Природой, — и естественные причинно-следственные связи нарушаются ещё раз. Ни к чему хорошему это привести не может. Так что каждый маг, по сути, является вредителем, в своих личных целях (и даже не в личных, это дела не меняет) нарушающим нормальный ход природных процессов. Здесь уже неважно, благие ли он имеет цели или разрушительные. Природой это в любом случае воспринимается как зло. И возмездие последует неизбежно, — если не в жизни, то в посмертии. Это не будет «ответным ударом» Природы. Просто каждый человек всю жизнь создаёт себе, если так можно выразиться, личный ад. Каждый неестественный и аморальный поступок определённым образом изменяет энергетические структуры, формирующиеся вокруг человека во втором мире. Умирая, человек попадает в «путы», которые он таким образом сам для себя создал, и, оставаясь в их плену определённое время (иногда — годы, иногда — века, смотря по тяжести содеянного), испытывает ощущения, сходные с пытками. Отголоски знания об этом и послужили для многих религий основой для легенд об аде. А вторжение в нормальный ход природных процессов есть один из тяжелейших проступков, — как уже было сказано, вне зависимости от того, с какой целью это было сделано. Это и есть та серьёзная и неизбежная опасность, о которой было упомянуто выше.

     Христианство считает магию страшным грехом, подразумевающим связь с Дьяволом, и сулит за неё ад. Конечно же, вступать в сношения с Дьяволом (который и сам является не тем, чем считает его христианство) для овладения искусством магии необходимости нет. Однако личный ад за это и в самом деле обеспечен.

     Это звучит странно, но подлинный маг, т.е. человек, достигший определённого уровня знания и осознания и поднявший свою силу воли на надлежащую высоту, применять магию не станет. И не из страха перед личным адом, а из осознания того, что не следует идти наперекор Природе; из понимания того, что через это зло не свершишь настоящего блага. Вот близкая аналогия: говорят, что подлинные мастера восточных боевых искусств изучают эти искусства для того, чтобы не сражаться. Насколько это справедливо в отношении боевых искусств, я здесь рассуждать не стану; но в отношении магии это справедливо полностью. Она наносит Природе ущерб, который не окупается никакой пользой. И те, кто действительно достиг уровня мага, — не только в знаниях и упражнении воли, но и морально, — это понимают.

     Учение Гермеса говорит, что можно достичь и такого уровня, когда становится возможным повлиять даже на основные законы Мироздания. Но уровень этот — это тот уровень морального развития, когда приходит понимание, что эти законы нарушать нельзя. Такое осознание и помогает обрести власть над ними. Человек (или иной осознающий) такого уровня становится един с этими законами; он — это они, — и поэтому он не только никогда их не нарушит, но и будет вершить их собою, каждым своим поступком, каждой мыслью и чувством. Упрощённо это можно уподобить закону, который давал бы право на убийство только тому, кто настолько осознал ценность человеческой жизни, что заведомо никогда не прибегнет к этому праву. Это не совсем то, но принцип похож.

     Таково подлинное лицо магии. Мир непрост. За великую мощь приходится расплачиваться либо великими страданиями, либо отказом от права использования этой мощи. Но в любом случае хочу ещё раз подчеркнуть, что предметом магии является прежде всего сам человек. От того, каким он сделает себя, зависит, что он сможет. Магия — это изменение себя; а способность изменять что-то в мире есть только следствие этой главной части магического искусства. Ритуальная магия подменяет сущность человека опасным театрализованным действом, жреческая — поклонением, шаманическая — примитивной практичностью. Подлинная же магия есть сам человек, его духовная сторона; человек как система, образующаяся при его полном внутреннем слиянии с Природой. Высшим проявлением этого слияния и является способность оказаться от использования величайшей мощи как раз тогда, когда эта мощь становится доступной. По аналогии с «Богочеловеком» я назову человека такого уровня Природочеловеком, — существом, достигшим подлинного единства с Природой, чувствующим и мыслящим её масштабами и категориями; ступенью развития, которой однажды достигнет каждый из нас.

Автор Атархат

http://eosfor.com/personalii/atarkhat/stati/podlinnaya-magiya-praktika-i-moral

+1
1187

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Рекомендуем почитать
 Их не стоит заучивать. Это бессмысленно. Они требуют понимания
+2
0
Конечно, законы в магии не являются продуктом законотворчества
0
0
Женщина может применять свою магию абсолютно во всех сферах жизни
+1
0
Решение стать на путь магии или отказаться от магических способностей принимается только добровольно
0
0