Наш страх — пища для огромной армии паразитов

Наш страх — пища для огромной армии паразитов

Наш страх — пища для огромной армии паразитов


Мы часто говорим об «эпидемии насилия». И когда мы говорим это, то автоматически объявляем себя жертвами рукотворной стихии, сделать с которой ничего нельзя. И в самом деле нельзя — раз мы сами записали себя в жертвы, в существа подавленные, униженные, подчиненные. Но тогда признаемся: мы больны не насилием. Мы больны страхом.

 

Наш страх — пища для огромной армии паразитов: от хама-продавца до хама из коридоров власти. А между ними — обкуренные подростки, хулиганы, бандиты, милиционеры, уличные девки, врачи с грязными инструментами, мелкая чиновная тварь, бомжи и дура из соседней сберкассы — нет числа мрази, которая кормится нашим страхом.

Вытеснить страх — значит лишить паразитов корма и уничтожить их. Как?

Публикуемая статья — далеко не ответ. Это приглашение к общему размышлению. Вниманию увлекающихся натур — не пропустите два ограничивающих момента.

Первый: «до какого предела дойти», где грань между страхом губительным и страхом, данным человеку во спасение.

Второй: твердое знание заповедей безопасного поведения необходимо в любом случае, поскольку переходит в новое качество — имидж уверенности.

Русская пословица гласит: «Не тот пропал, кто в беду попал, а тот пропал, кто духом упал». Похожие изречения нетрудно обнаружить среди пословиц любого народа, в собраниях трудов почти каждого философа, полководца или государственного деятеля.

Разумеется, присутствие духа значительно увеличивает шансы на спасение человека в любой экстремальной ситуации — во время катастроф, стихийных бедствий, войн. Природное это качество или его можно воспитать?

Попытаемся разобраться в том, что же значит «присутствие духа» в самом мирском, с маленькой буквы, смысле этого слова. На память прежде всего приходят три примера, связанные с поведением людей в критических ситуациях, один пятидесяти-, другой пятисотлетней давности, третий — совсем недавний.

Настоящим кошмаром во время боевых действий на Тихом океане в годы Второй мировой войны для американских летчиков и моряков стали акулы. Пережить воздушный бой или торпедную атаку было, по словам ветеранов, гораздо легче, чем качаться в шлюпке или на плотике под палящим тропическим солнцем и гадать, кто появится раньше, спасательное судно или черный плавник. Педантичные янки собрали громадный объем данных по случаям нападения акул на одиночных людей и группы моряков, уцелевших после потопления их судов, потратили значительные средства на поиск всевозможных средств борьбы с морскими разбойницами. Испытывались химические вещества, предположительно годные для отпугивания акул, различные виды оружия, но самое главное — вырабатывались рекомендации по поведению людей, подвергающихся опасности.

После того как выяснилась практически полная неэффективность всех химикалий, а также способность, например, большой белой акулы без видимого неудовольствия переносить попадания в голову пуль полной обоймы армейского кольта калибра 11.43 мм, основное внимание сосредоточили на выяснении ключевого вопроса: что же привлекает акулу к потенциальной жертве?

Ученые пришли к парадоксальному выводу: основной приманкой вечно голодной хищницы является не запах крови и тем более не внешний вид непривычных для океанской пустыни предметов — спасательных плотиков или болтающихся в надувных жилетах двуногих. Оставалось предположить, что существует некая «эманация страха», выделяемая людьми. Физический носитель этой эманации — гипотетическое вещество, которое вырабатывает организм запаниковавшего человека, — так и не был установлен, но справедливость заключения американцев позже подтверждалась аквалангистами команды Кусто, достаточно бесцеремонно обращавшимися с «белыми убийцами», и работами специалистов, изучавших многовековой опыт традиционных культур ныряльщиков за жемчугом.

А вот какая история произошла несколько лет назад с одним одесским моряком. В Индийском океане парень ночью вышел покурить на корму и свалился за борт. Судно шло своим курсом, не подозревая о потере. Моряк поплыл вслед за судном. Очень скоро он заметил вокруг себя плавники акул. Их было много, они ходили кругами вокруг советского моряка. После в газете «Известия» была опубликована статья, которая называлась «Девять часов в кольце акул»…

Действительно, девять часов продолжал парень свой марафон. К утру экипаж обнаружил отсутствие моряка, — судно повернуло назад, на его поиски. Невероятно, но его нашли и спасли!

Журналистов интересовало, как он чувствовал себя в окружении акул.

— А чего их бояться? Одна подплывает близко, а я кричу: «Сейчас, падла, как дам в харю!» Она — раз, назад. Другая ближе подходит, я ору: «Я вас бл…ей, сам сожру всех до одной!». Вот так и плыли. Я как только начинаю дремать, они ближе подходят. А как пошлю их на… — они назад, боятся, суки».

Вот такая история. Парень был простой, без комплексов. Сквозила в нем некая удаль, наплевательство на всех и на все.

Наши ученые сделали вывод, схожий с выводом американцев: "Смелого человека боятся все — и люди, и звери. Особенно звери. Видимо, в организме отважного человека вырабатываются какие-то особые вещества, и животные чувствуют этот запах и боятся его. Акулы ходили кругами вокруг своего «ужина», но ужин отпугивал их…"

Бытующие сейчас представления об энерго- информационном обмене позволяют связать эти примеры со случаем, вошедшим в число легенд о мастерах японских Будо. Холодной осенней ночью хромоногий воин пытался одолеть один из поросших густым лесом перевалов горной области Кай — домена князя Такэда. Это был будущий главный советник князя и его лучший полководец Ямамото Канноцукэ. В чащобе самурая ожидала встреча со стаей голодных волков. Первым побуждением мастера клинка было намерение перерубить подбиравшихся поближе серых хищников. Однако воспитанное с детских лет глубокое уважение к мечу — святыне для средневекового члена японской воинской касты — заставило Канноцукэ выпустить рукоять. Оскорбить клинок кровью животного самурай не захотел, однако выбираться из смертельно опасного положения было необходимо.

На помощь воину пришло Киай — искусство управления внутренней энергией, секретная техника, культивируемая в японских школах традиционного Будо. Зажав большие пальцы рук в ладони методом «крепкого сжатия», Канноцукэ расправил плечи, распрямился и захромал навстречу волкам. Завороженные образом проявленной мощи, изливаемым вовне потоком энергии, звери присели на хвосты и не осмелились атаковать необычного человека.

Как и любое искусство, имеющее целью раскрыть внутренний потенциал человека, Киай-до опирается на несколько простых аксиом.

Вот они: Человек обладает неким количеством вселенской энергии ки (японское прочтение китайского термина «ци»), и стоит как полноправный участник в цепи энергообмена Небо — Человек — Земля. Каждое физическое действие человека, каждое душевное движение или мысль пронизаны ки.Концентрируя и распределяя ки, осознанно используя его в любом виде деятельности, человек способен существенно улучшить достигаемые результаты. Естественно, что самым важным для самураев было боевое применение ки — и как средства поражения, и как средства реанимации раненых и контуженных. Стоит спутать или прервать поток своего ки при выполнении удара или блока, инициатива перейдет к противнику. Стоит вложить в пущенную стрелу силу всей полноты своего бытия — она пронижет и двойной доспех, и каменную скалу.

Любого самурая готовили к управлению своим и чужим ки. Строго говоря, название искусства Киай-до значит «Путь единения ки», возможно — своего ки и энергии противника. Разумеется, такое объединение в японском смысле слова и означает контроль, управление, владение. Развитое ки было залогом неуязвимости в бою, выносливости в походе, стойкости организма во время эпидемий.

Похожие школы существовали и существуют не только в Японии. И единственным, пожалуй, отличием Киай-до и схожего с ним по идеологии, но гораздо более популярного современного воинского искусства Айки-до от других эзотерических систем Востока и Запада состоит в том, что японцы говорят не о накоплении внутренней энергии, а о постоянном изливании своего ки вовне.

Современному человеку стоит обратить внимание на следующие аксиомы Киай-до: страх спутывает ваше ки, а проникновение внешнего потока подчиняет вас чужой воле.

Используя этот традиционный восточный понятийный аппарат, легко объяснить, что же происходит с человеком, попавшим в экстремальную ситуацию.

Онемение, пересохшее горло, «ватные» руки и ноги, вросшие в землю, пустота в голове — состояние паники, охватившее все существо находящегося а опасности человека, — типичные симптомы «спутанного» ки. Таким образом, состояние духа напрямую влияет на способность адекватно реагировать на угрозу — отбиваться, бежать или хотя бы по делу ответить подошедшему к вам в темном переулке гражданину.

Второй аспект проблемы — влияние присутствия духа на излучение вовне своего или втягивание в себя внешнего потока. Утратив самообладание, человек неизбежно подчиняется чужой воле, открывается внешнему ки. В образовавшуюся потенциальную яму рано или поздно внедряется чужая сила, и возможность заполнить ею пустоту на физическом уровне равноценна приглашению к нападению.

Именно эту пустоту безошибочно чувствуют хищники — волки и акулы, а также хищники мира людей — преступники.

Состояние пустоты, дефицит жизненной силы и воли, по которому бандиты выделяют жертву среди уличной толпы, на языке современных специалистов по выживанию в условиях каменных джунглей именуется виктимностью. Виктимология, то есть наука о поведении жертвы, может пролить свет на многие загадки, объяснить, чем руководствуется уличный грабитель или насильник во время выбора жертвы.

Выдающийся американский специалист в данной области профессор Бетти Грейсон путем серии исследований показала, что преступнику требуется в среднем семь секунд для визуальной оценки потенциального объекта нападения — его физической подготовки, темперамента и тому подобного Точно, хотя и бессознательно, преступник отмечает все неуверенность взгляда, вялую осанку, несмелость движений, психическую подавленность, физические недостатки, утомление — словом все, что сыграет ему на руку.

Чтобы выделить и классифицировать основные личностные особенности потенциальной жертвы, Грейсон засняла на видеопленку сотни пешехо- дов, людей, принадлежащих к разным возраст- ным и социальным группам Запись была продемонстрирована заключенным, отбывающим срок в различных тюрьмах США Предположения исследователя подтвердились подавляющее большинство осужденных, которые были опрошены по отдельности, выбрали из массовки одних и тех же людей, которые, по их мнению, могли бы стать легкой добычей.

В результате математического анализа выяснилось, что потенциальную жертву преступники часто выделяют по некоторым отличительным особенностям движений. Это может быть их общая несогласованность, неуклюжесть походки — слишком размашистая или семенящая, которая привлекает внимание на фоне единого людского потока.

А доктор Джоуэл Кирх, спортивный психолог и основатель Американского спортивного института, вместе со своим сотрудником Джорджем Леонардо подвели итог этой работы, определив две обобщенные категории людей, так называемую «группу риска» и тех, кому практически не грозит опасность стать объектом нападения. Первых условно можно назвать хлюпиками они плохо физически организованы, расслаблены и несобраны психически. Вторые уверены в себе, как говорится, они смотрят и ступают твердо.

Тем людям, которые чувствуют себя относящимися к группе риска, для начала порекомендуем внимательно изучить себя походку, жесты, мимику и заняться их коррекцией. Внушить себе уверенный стиль поведения и следовать ему среди уличной толпы может любой Агрессор ищет пассивную жертву Не нужно выглядеть таким — идите спокойным шагом человека, знающего себе цену и готового стоять на своем. Уверенно поднятая голова, прямой спокойный взгляд позволят вам создать некий психологический щит, отбивающий первые, прощупывающие попытки зачислить вас в потенциальные жертвы.

Но быть и казаться совсем не одно и то же. Можно выглядеть донельзя крутым, завести соответствующий гардероб, выражение лица, цветные наколки и машину «для мужчин, не привыкших чувствовать себя вторыми», но любая собака, тем более профессиональные душеведы — преступники — моментально поймут, что кроме понта у этого человека ничего нет Бандитов не зря назыают волками — межличностные отношения в их среде очень похожи на динамичный, постоянно возобновляемый баланс сил в стае серых хищников Ситуация, в которой одно слово или поступок могут кардинально изменить ранг человека в сложной, но понятной для всех членов сообщества иерархии, заставляет их с особым вниманием относиться не только к собственным действиям, но и к малейшим оттенкам душевных движений других В результате даже не самые выдающиеся люди этой субкультуры моментально различают фальш, двоемыслие.

Внутренняя сила и органично связанное с ней ощущение неуязвимости, безопасности есть то, что имитировать невозможно Поэтому человеку, не желающему попасть из трудного положения в труднейшее, следует прежде всего четко представить — до какого предела он сможет дойти, отстаивая принятый образ.

Понять, чем вы на самом деле располагаете, — значит сделать первый шаг к новой силе и новым возможностям. Аура безопасности станет реальной защитой лишь тогда, когда вы сможете ее сохранять и за пределами салона бронированного автомобиля.

Владимир КАТИН

Источник: http://www.aferizm.ru/bb/bb_hsi_dyh.htm

 

0
837
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие материалы
 На каждой кухне есть приправы, которые мы обычно используем, не уточнив более подробно, что на
 Замечательное пособие от Wolf'a, наглядно описывающая реально действенные практики взаимодейст
Голодание как способ достижения «просветлённых» состояний известен с древности.